?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Предистория Славной революции 1688.
desreiniger
Вильгельм III Оранский - герцогу Йоркскому, будущему королю Англии  Якову II 30 ноября 1680. 
   Ваше превосходительство полагает, что я  со своей стороны должен  объясниться по поводу моего последнего письма о состоянии дел Действительно,   необходимо выявить все моменты этого рокового стечения обстоятельств, которые у Вас и у других вызывают естественный интерес Я всё же в двух словах осмелюсь изложить Вам нынешнее состояние дел,  притом, что я нахожу его совершенно  запутанным и неясным. я обращаюсь к собственным интересам Вашего превосходительства., чтобы Вы  моли судить о нашей позиции во всей её полноте.                           
    Действительно, долгое время следуя дурным советам, Его Величеств постоянно нуждался в деньгах и должен был сплошь и рядом  требовать их. ссылаясь  на свой высокий статус.                                           
     Парламент, конечно, выдаст королю все причитающиеся ему деньги и подтвердит его полномочия ; хотя, если они будут даны папистами и французами, которые поддерживают   смуту. его авторитет  уменьшится и он встретит недоверие и непонимание народа.
      Очевидно, что Палата общин не поддержит здесь короля, и ничто так не будет умалять его авторитет как Исключительный закон против известного герцога. который недавно был отвергнут  Палатой лордов. также не будет ею поддержан.                      
      В этих условиях я не вижу шансов договорённости между королём и парламентом  - и я полагаю, что лидеры Палаты общин имеют в виду  изыскать возможности   применить некий новый метод, который позволит королю воспринять настроение  и состояние своего народа .  Двор, в свою очередь должен продлить  парламентскую сессию до тех пор. пока не выявятся определённые позиции;  но я не уверен,  что она вообще состоится. И каков же может быть её результат: насколько я могу судить, это должен быть новый парламент, могущий устранить все эти нестояния (нестыковки); хотя, с другой стороны. я не вижу реальных путей к этому устранению.                               
      Самое первое, на что я хотел бы обратить внимание Вашего превосходительства – это  Исключительный закон, и все его последствия. когда палата наряду с короной решала. достоин ли смерти герцог Монмоут - и я утверждаю. что, если бы закон дискутировался при ином составе палаты, он не прошёл бы. поскольку он не соответствовал первоначальному решению. Но, если бы он был поставлен на обсуждение вновь без согласия на это короля, мы бы не избежали народных волнений. Тогда герцог  Монмоут не  лишился бы своей головы. и у него был бы шанс обратиться к Сити и к некоторым членам Палат лордов и общин – и это было последним уровнем, могшим притормозить этот закон,  и отстранить ту её часть. которая особенно рьяно выступала против  этого решения - вовсе не поддерживая его. но охраняя его безопасность В этом случае Ваше превосходительство попало бы в весьма сложное положение – поскольку и придворная партия, наряду с народом. поддерживала  позицию Герцога Йоркского  Если же Вы предпочли бы промолчать,  то герцог Монмоут мало- помалу стал бы вождём нации. имея в виду защитить права протестантов  и мог бы достичь того положения, что король не смог бы  противиться палатам и все усилия Вашего превосходительства пропали бы втуне.
После этого Вам оставалось три варианта: первый – обратиться к милорду Сандерленду и ван Леувену. голландскому послу в Лондоне, сказав. что желательно было бы  привести кого-либо  друзей. чтобы убедить короля принять этот  исключительный закон.  Возможно, Палата общин приняла бы во внимание эти доводы. И тогда Вы бы встали во главе партии. атакующей герцога  -  а партии протестантов пришлось бы искать нового вождя.                                                   
     Второй вариант – это то, чем Ваше превосходительство занималось последний год: не вмешиваясь ни в наши дела.  ни беря сторону ни двора. ни народа;  избегая всех шагов. которые могли бы быть расценены как незаконные или немилостивые и предоставив  решение вопроса воле великих держав.                                                                                                                         
         Третьим же решением могло бы стать вынесение этого вопроса на  сессию парламента – нынешнего или будущего - в случае  роспуска нынешнего и созыва следующего. Тогда нужно будет незамедлительно  объявить решение короля - и интересно как Ваше превосходительство  хотело бы   в этом случае   определить отношения между  королём и парламентом. Вы утверждаете, что истинные интересы христиан  пострадают. если   мы останемся ; без этого единения уже будущей весной; и Вы подчёркиваете, что всё пошло бы значительно. если бы Вы приняли в этом непосредственное участие – что позволяет счесть Вас, Ваше Превосходительство, правителем более христианским, нежели все Генеральные Штаты, вместе взятые – и, поскольку они не могут при всём старании защитить Англию, этот удел достаётся Франции -  и так и  произойдёт, если  Ваше Превосходительство  будет отстраняться от насущных дел, прежде всего от отношений между королём и парламентом. Тогда Вам ничего не останется, кроме как  отвергнуть эту необходимость; и, даже если Вы что-то предпочтёте, это  наверняка не устроит всех: совершенно ясно, что некоторые ощутят себя недостаточно защищёнными – но, поскольку они не смогут разделить позицию остальных. всё урегулирование  « зависнет». История с герцогом - это ведь внутреннее дело Англии, где  Генеральные Штаты не могут содействовать, а всё должно быть решено  удачным договором  между  королём и парламентом, который должен защитить права протестантов в стране - и это и будет настоящей защитой прав христиан в целом.                           
               В этой неоднозначной ситуации друзья и советники Вашего превосходительства должны быть  поистине гениальными людьми; далее, они должны быть благородны; в третьих, они должны ориентироваться в обстановке та,. как мне трудно себе представить, чтобы  столь  благородный человек. как Вы,  стушевался в той обстановке, которую мы, собственно, сами определяем. Противники Вашего превосходительства активны и злокозненны – и их нападки будут настолько обоснованны. чем Ваши друзья и сторонники будут  начеку –  и  тогда в итоге низвергнут их самих


  • 1
  • 1